Мерзейшая история

Убил сегодня некоторое время (и деньги, деньги тоже – в глуши своей мне приходится платить за траффик) на скандал вокруг книжки Вдовина – Барсенкова. Я даже скачал два ее издание (одно – с участием Милова).История, понятно, мерзейшая, причем, как ни странно, авторы тут выглядят приличнее других: они просто изложили факты сообразно собственным взглядам. Это, по крайней мере, честно. Все остальное вызывает вопросы.Прежде всего, с какого перепугу обратили вдруг внимание именно на эту книгу (как уже все компетентные люди отметили, это вовсе не учебник, призванный воспитывать подрастающее поколение – если учебник вообще кого-то должен воспитывать – это малотиражное учебное пособие, даже с учетом нескольких изданий). Шовинистическое безграмотное дерьмо шлепают на протяжении многих лет несколько издательств, все они широко представлены на ведущих книжных ярмарках. Учебная литература, написанная с националистических позиций, также наличествует и давно. Но вряд ли у журалистов есть время вчитываться в толстые учебные пособия и искать там блох – первое издание вышло лет пять назад и никакого внимания не привлекло. К тому же, надо думать, Вдовин все это произносит вслух на лекциях и семинаров – с 1990-х годов точно. Но никого это не интересовало. А тутстатья, которую Вдовин опубликовал в конце марта – вот с нее-то, кажется мне, все и пошло. Прочли – решили покопать.Статья эта, мягко говоря, неумная. Не с содержательной точки зрения, но с интонационной. Профессор Вдовин ступил на грязное политическое поле – и кажется на нем таким же нелепым, как казались когда-то подмосковным колхозникам студенты и прочие интеллигенты на уборке картошки. Ясное дело, тут колхознички к интеллигенту и подошли с вопросами. А в отдалении крепкие ребята маячат нерусской внешности. Страшно, страшно!Есть конспирологическая версия – это-де наезд на МГУ, где Русские Патриоты… Знаем мы этих патриотов – несчастные люди, с 1990 года страдающие от идеологической абстиненции. Как отключили излучатели на башнях, так и страдают, проявляя весь спектр душевных расстройств, от тяжелой депрессии до навязчивых состояний, проводя годы в поисках лучезарной Объединяющей Идеи. Право, за двадцать лет могли бы и найти нечто менее затхлое, чем национал-имперские построения. Соглашусь, это даже продуманные, хорошие построения – только уместны они были лет сто назад. Есть доля истины в том, что советские годы стали в некотором роде эпохой остановленного времени – беда в том. что быстренько наверстать, догнать и перегнать те части мира, где время двигалось, не удастся. За все 70 лет советской власти часы шли, пожалуй, только в годы войны да еще – очень замедленно – в 1960-е… Но ведь и оппоненты Русских Патриотов, увидевшие в пособии Вдовина – Барсенкова нечто ужасное, также пребывают в идеологической абстиненции. Иные, как г-н Сванидзе, вероятно, даже в двойной…К пособию, однако, все сказанное отношения не имеет. Это даже не самое плохое пособие, ибо дает факты и предлагает какую-то точку зрения на минувший век. До сих пор преобладали либо неомарксистские, либо позитивистские (западные, в основном) подходы. Подход Вдовина – Барсенкова не нов – в принципе, это все та же История Государства Российского, в которой отождествляются страна и государство. (Надо заметить – и я не раз слышал это от самых разных людей, не историков, не гуманитариев и вовсе не так уж хорошо образованных – что в обществе сегодня понятия «родина», «страна» с одной стороны и «государство» с другой далеко разошлись и не совпадают.) С этой «государственно-патриотической» точки зрения Николай II, Сталин, Брежнев, Путин – фигуры одного порядка, ибо стояли во главе государства. С точки зрения истории страны рассматривать их так невозможно, связность государственности ее нарушена. Имперская или советско-имперская ностальгия вполне понятна, но в в обоих случаях это тоска по «России, которую мы потеряли».Возможный вариант взгляда на историю России, как ни странно, классовый – можно увидеть последние полтора столетия как историю возвышения бюрократии и приватизации бюрократией государственной власти, фактически грозящей тем, что можно было бы назвать «бюрократической оккупацией». Но это вопрос дискуссионный.Возвращаясь к Вдовину – Барсенкову: меня очень опечалила позиция декана Карпова. Если все так, как он говорит сейчас – где он был все эти годы? Неудобно было сказать раньше? Если он сам придерживается сходных взглядов, что мешает поддержать коллег? Если на него оказывают давление, что мешает сказать об этом? Впрочем, это сюжет для будущих публикаций издательства «Нестор» – лет через сколько-то увидим книгу «О чем российские историки говорили между собой в путинской России». Пока, однако, она хорошо выявила, кто есть кто в исторической интернет-тусовке – не по взглядам, а с точки зрения приличий. Приличия здесь следует понимать как внутреннюю способность подключиться к травле кого угодно тза что угодно. Вот авторы неоднозначного учебника «Россия. XX век» – приличные люди, а г-н Дюков (ряд позиций которого я разделяю) – увы, показал, что сам в любой момент готов потравить оппонента – была бы возможность. Чеченские люди, от имени которых выступает адвокат Мурад Мусаев, также едва ли слышали о приличиях – исполняют ли они заказ, команду или сами по простоте душевной включились в кампанию. Ведь, в сущности, если единственной реакцией на неприятные утверждения становится желание заткнуть рот тем, кто их приводит, это значит, что по существу вы возразить не можете или не умеете. Это в полной мере относится и к защитникам и сторонникам Вдовина – Барсенкова: как правило, никакой аргументации там нет, лишь желание побольнее укусить глупо подставившихся «либерастов».Пожалуй, лучше всего об этой ситуации высказался Вадим Нестеров.Обстоятельную хронику развития событий и анализ – в журнале wyradheХороший анализ в статье Василия Жаркова «Вторая историческая война».Тут можно даже процитировать:«Вторая историческая война» рискует подвести под названным перемирием (западников-либералов и почвенников-консерваторов – П.Д.) черту. Разразившийся скандал снова ставит «мастеров культуры» перед выбором – «с нами», т.е. за Сванидзе и Ясину, или «с ними», т.е. чуть ли не с самим экстремистом Тихоновым и прочей жутковатой публикой из ультра-националистических организаций. Среднего не дано. Учитывая грязноватый стиль ведения кампании с обеих сторон (разумеется в числе защитников Вдовина во первых рядах тоже оказались далеко не ангелы), пространство для маневра человека умеренных взглядов и нетоталитарного мышления сужается вплоть до полного исчезновения».Не думаю, что все обстоит так уж печально – в конечном счете, в интеллектуальной элите и в исторической науке сегодня присутствуют не только эти две когорты. Пространство для маневра есть – но стремление превратить его из интеллектуального в политическое крайне опасно.

2 thoughts on “Мерзейшая история

  1. Спасибо за интересный и подробный обзор проблемы. А то большинство всё как-то обиняками, всякому, мол, и так всё ясно. А тут сидишь, и глазами хлопаешь.

Добавить комментарий для yadued Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Protected by WP Anti Spam