Шум словомельниц

Что-то сегодня о словомельницах пошел разговор.Вот крик Дивова – прямо-таки крик души:«Задумайтесь хоть на миг, что есть душеполезного для нас, читателей, в мирах, оставшихся явно «открытыми», в не прописанных до конца сюжетах. Автор не сумел, не успел, не захотел… И его не стало. С каждой перевернутой страницей неумолимо тикает Время. Почувствуйте на своем лице дыхание Вечности, в которую автор канул. Вот она, совсем рядом.
Это то, чего вы боитесь до икоты, дети мои.
Это то, из-за чего бессознательное тысяч инфантилов заставляет их писать фанфики.
Понятная и вполне человеческая мотивация. Но, может, продуктивнее будет сделать что-то своё?
Хемингуэй разнес себе башку, не дописав «Острова в океане».
Уважайте его выбор, черт возьми!
Аркадий Стругацкий просто умер.
Вы его совсем не любите?..»
(Там ядовитыйmidianin замечает: «Долго думал, с названием какого издательства рифмуется слово «подзаработать».»Дивову служитель словомельницы vad_nes отвечает:Иное дело проекты – тут тебе и стабильные 15-20 книг в год, и в случае ухода человека из «бригады» издательство практически ничего не теряет – бренд проекта никак не связан с фамилией автора.

НО ведь не про то отвечает – словомельницы тем и порочны, что не могут выдать первичный продукт. И все проекты такого рода обречены на вторичность. А в искусстве если ты вторичен – тебя нет.Другое дело, что нарастающий шум словомельниц (интересно, это рокот? дребезжание? побренькивание?) постпенно дезориентирует читателей – им начинает казаться, что первичного продукта и вовсе нет и не было никогда – все, что вы написали, пишете и еще только можете написать, уже давно написала Ольга Шапир…Собственно, наступление «проектов» (а началось оно давно) неуклонно спососбствует инфляции писательского слова. Именно потому, что слова эти, как и авторы, становятся взаимозаменяемы.

Мерзейшая история

Убил сегодня некоторое время (и деньги, деньги тоже – в глуши своей мне приходится платить за траффик) на скандал вокруг книжки Вдовина – Барсенкова. Я даже скачал два ее издание (одно – с участием Милова).История, понятно, мерзейшая, причем, как ни странно, авторы тут выглядят приличнее других: они просто изложили факты сообразно собственным взглядам. Это, по крайней мере, честно. Все остальное вызывает вопросы. Ох, много, много буков…

Рецепты выживания для маленьких

Итак, к СЛОВОСФЕРЕ подключилась Людмила Шибанова, в недавнем прошлом – шеф-редактор профессионального приложения к газете «Книжное обозрение». Вот ее первый пост – наблюдения за жизнью небольших издательств. admin


Экономический кризис, о котором за прошедший год не говорил только ленивый, в первую очередь ударил по средним и малым издательствам. Монстры рынка вроде ИГ АСТ или ЭКСМО лишь поморщились от него, как от комариного укуса. Спустя некоторое время последовали заявления о сокращении расходов, пересмотре авторского портфеля и других антикризисных мерах. А издатели, что поменьше, в сложившихся условиях были вынуждены попросту бороться за выживание. У кого-то это получилось, а вот у кого-то – не совсем. Верная примета того, что издательстве происходит что-то неладное – из него уходят пиарщики. Так, под крыло ИГ АСТ ушла небезызвестная в среде книжников Татьяна Соловьева. Туда же потянулась и львиная доля авторов и редакторов «Вагриуса». После того, как представители АСТ сообщили Захару Прилепину гонорар, который ему причитается за публикацию его новой книги рассказов, он, недолго думая, собрал все свои рукописи и отдался в заботливые руки издателя-гиганта. Когда издательству «Гаятри» стало нечем платить аренду, и выпуск книг практически был приостановлен, Ольга Лукас оттуда перешла оттуда в «РИПОЛ Классик». Не от хорошей жизни издательства «Махаон», «КоЛибри» и «Иностранка» в свое время объединились в ИГ «Аттикус». Немного погодя туда же вольется питерская «Азбука-классика», а некогда независимый издатель Ольга Морозова станет главредом «Иностранки». Чуть больше года назад я, будучи тогда шеф-редактором приложения «PRO» газеты «Книжное обозрение», посвятила один из выпусков приложения теме средних и малых издательств. Тогда о финансовом кризисе речь еще не шла. Коммерческий директор ИГ АСТ Олег Бартенев со спокойным лицом говорил о том, что скупка авторов у малых издательств – явление вполне нормальное, Ольга Морозова рассуждала об оздоровительной функции малых издательств, а Шаши Мартынова («Гаятри») – о внятной нишевой политике. Прошло совсем немного времени, и авторский портфель ИГ АСТ только пополнился новыми именами и успешными проектами, а для издательств Морозовой и Мартыновой настали не самые лучшие времена.Главная причина сложившейся ситуации в том, что у небольших издательств не хватает оборотных средств. У них нет собственных книготорговых сетей, а большинство магазинов (особенно в регионах) под завязку забиты изданиями АСТ и ЭКСМО. В таких условиях бороться за место на полке магазина и в потребительской корзине становится все труднее. Конечно, можно назвать все происходящее на рынке красивым термином «слияния и поглощения». А можно куда проще – у небольших издательств нет денег. Ждать помощи от государства не приходится – госбюджет урезан по самое не могу, и книгоиздание – далеко не приоритетная отрасль, что бы ни говорили с высоких трибун. Зато у небольших издательств всегда остается возможность влиться в издательский конгломерат и продолжать выпускать книги. Существуют ли иные рецепты выживания?Этой публикацией СЛОВОСФЕРА приглашает издателей к дискуссии. Поделитесь своими рецептами выживания с коллегами.Людмила Шибанова