Шум словомельниц

Что-то сегодня о словомельницах пошел разговор.Вот крик Дивова – прямо-таки крик души:«Задумайтесь хоть на миг, что есть душеполезного для нас, читателей, в мирах, оставшихся явно «открытыми», в не прописанных до конца сюжетах. Автор не сумел, не успел, не захотел… И его не стало. С каждой перевернутой страницей неумолимо тикает Время. Почувствуйте на своем лице дыхание Вечности, в которую автор канул. Вот она, совсем рядом.
Это то, чего вы боитесь до икоты, дети мои.
Это то, из-за чего бессознательное тысяч инфантилов заставляет их писать фанфики.
Понятная и вполне человеческая мотивация. Но, может, продуктивнее будет сделать что-то своё?
Хемингуэй разнес себе башку, не дописав «Острова в океане».
Уважайте его выбор, черт возьми!
Аркадий Стругацкий просто умер.
Вы его совсем не любите?..»
(Там ядовитыйmidianin замечает: «Долго думал, с названием какого издательства рифмуется слово «подзаработать».»Дивову служитель словомельницы vad_nes отвечает:Иное дело проекты – тут тебе и стабильные 15-20 книг в год, и в случае ухода человека из «бригады» издательство практически ничего не теряет – бренд проекта никак не связан с фамилией автора.

НО ведь не про то отвечает – словомельницы тем и порочны, что не могут выдать первичный продукт. И все проекты такого рода обречены на вторичность. А в искусстве если ты вторичен – тебя нет.Другое дело, что нарастающий шум словомельниц (интересно, это рокот? дребезжание? побренькивание?) постпенно дезориентирует читателей – им начинает казаться, что первичного продукта и вовсе нет и не было никогда – все, что вы написали, пишете и еще только можете написать, уже давно написала Ольга Шапир…Собственно, наступление «проектов» (а началось оно давно) неуклонно спососбствует инфляции писательского слова. Именно потому, что слова эти, как и авторы, становятся взаимозаменяемы.