окромя явлений счастья…

Трудящиеся ЖЖ (думаю, надо ввести этот термин в употребление вместо космополитического «блоггеры») время от времени предаются воспоминаниям и размышлениям о жизни в позднем СССР. Вот, мол, было мирное время, была держава, жили же люди и т.п. Обычно все приходит к тому, что жили по-разному – кто икру ел ложками, а кому на хлеб не хватало. Поглядев на одну такую дискуссию о добронравной жизни в 1984 году, затеял я растапливать печь. Хвать газету – а это «Правда» от 10 июня 1983 года. Почитал. И верно, тишь, благолепие, словно в монастырском саду. Только американка гадит: Рейган вон сквозь «рупор лжи и клеветы» чего-то там заявляет, а сам форсировать хочет ядерные вооружения, в то время как алхимики из Вашингтона химичат над химическим оружием. А у нас же ставропольские овцеводы отличились, армянские депутаты реализацию Продовольственной программы обсудили, а некоторые безответственные ответственные работники получили выговоры с занесением в учетную карточку. И это когда в числе выходцев из старинного чеченского села Автуры – кандидаты медицинских наук, философских наук, молодые математики и физики. Какова судьба Ибрагима Исраилова, «одного из первых в Чечено-Ингушетии физиков-теоретиков»?Советские газеты, как известно, читать следовало между строк, с лупой и т.д. Очевидно, что в тот момент партийное руководство очень беспокоил национальный вопрос. Главная установочная статья под рубрикой «Вопросы теории» – «Язык дружбы и братства» – о русском языке в республиках и автономиях. На полосах о внутренней жизни – лишь пять крошечных заметок из России, все прочие – или из национальных республик, или национально окрашены (статью о проблемах железных дорог написал Калтахчян, вопрос о качестве полиграфической продукции поднимает издатель из Фрунзе).Одна из загадочных деталей: «в столицу Чечено-Ингушетии «черное золото» поступает по трубопроводу из Сибири». Кто там говорил про нефть на Северном Кавказе?

дух Империи веет, где хочет

В данном случае – в Омске.Вот случайно обнаружил конкурсное сочинение 13-летней Анны Акимовой на тему «Почему распадаются империи».»Ridendo dicere severum — вот, что заслуживает уважения, не плакать о империи, хранить память, сдерживать эмоции- но черт возьми, я бы вгрызалась в глотку тем, кто захотел бы отнять у меня империю! Что стоит жизнь? Ничего, по сравнению с наслаждением видеть империю, быть с ней, слышать стук ее железного сердца и умереть с ее именем на губах».Ну, там еще:http://www.s-cool.ru/article745.html

про школьную реформу

Хотел было подписаться против нынешней школьной реформы, да раздумал. Потому что, по зрелому размышлению, ничего ужасного не происходит – подгонка системы образования под дух времени всегда сопровождалась криками «Караул, губят!». Все образовательные реформы, что проводили за минувшие 200 лет и у нас, и за рубежом, современники непременно воспринимали как глупость или измену…Вот передо мной «Русский вестник» за 1879 год (том 141), статья «Наша учебная реформа». Это, говоря современным языком, дайджест из передовых статей «Московских ведомостей», относящихся «к разным фазам нашей учебной реформы начиная с 1864 по 1871 год».Тут все прям как сейчас.Вот о пагубности реформы образования во Франции, с цитатой из речи французского министра просвещения, критикующего систему, которая «поставляла юношей еще колеблющихся и малосведущих делать безвозвратный выбор между науками внешнего и науками внутреннего мира и которая осуждала слишком молодые умы на бесплодные в этом возрасте занятия естественными науками». За полторы сотни лет отношение к естественным наукам несколько переменилось, но идея, требующая от незрелых юношей (и девушек) делать «безвозвратный выбор» по-прежнему вызывает неприятие.Конечно, это настоящий гимн классической системе образования, столь хорошо исполненный, что хочется немедленно ввести в школе преподавание древних языков в максимальном объеме. И математики – потому как именно такое сочетание предметов ум в порядок приводит. Но, как известно, классическая система все же несколько отступила под натиском вредных для юношества естественных наук и отечественной словесности. В таком – ущербном, по мнению ревнителей классического образования, – виде она и встретила 20 век, укоренившись столь прочно, что проросла даже после революции – и хваленая советская система образования, по существу, являет собой ошметки гимназической.Которая, увы, не была хороша – критикой ее в последние сорок лет императорской России не занимался только ленивый. В том же томе «Русского вестника» – примечательная статья «Тревожный вопрос русской педагогики». Как думаете, какой? Разумеется, преподавание русского языка и словесности. «Пользы от 20-летних толков о преподавании языка и словесности не вышло никакой; пишут, говорят, но никак не столкуются. Не столкуются умные, образованные люди; почему? Потому, очевидно, что не понимают друг друга, не знают сами, чего хотят!»Что же – вполне применимо к нынешним дебатам. Участники их не знают, чего они хотят от школы, они – совершенно в духе автора статьи 1879 года – точно знают, что раньше было лучше – и результаты были лучше, и преподаватели компетентнее. И вообще, прежде «печатное слово, авторство вообще, пользовались величайшим уважением и считались предметами достойными изучения, а самое изучение – необходимым условием истинного образования»…Беда в том, что это «раньше» – у всех свое, у всех свой образ идеальной школы и свое понимание ее задач.Ну и все российские реформы проходят по одному сценарию: как подмечает автор из 1879 года, все они отличаются «крайностями» и проводятся «с мыслию не улучшить или оживить старое, а разрушить его без остатка, создать на месте этого старого, на его мусоре и щебне, совсем новое здание».Я не подписал не потому, что нынешняя реформа хороша и полезна – она плоха и, скорее всего, вредна, – а потому, что все школьные реформы вредны, они могут лишь в той или иной степени отвечать потребностям сегодняшнего дня. Всякий раз от школы хотят, чтобы она давала подготовку, необходимую для уверенного существования в сегодняшем мире, для решения сегодняшних задач. А жить-то школьникам – завтра и послезавтра, и для завтрашних задач все нынешние нововведения могут оказаться бессмысленными.

Бездомный»Новый мир»?

В истории о том, как здание, в котором размещается редакция «Нового мира», вставили на торги, не уведомив обитателей (как я понимаю, добросовестных арендаторов) самое печальное – это комментарии широкой общественности. В основном они сводятся к фразе «Туда им и дорога!» Может показаться, что «Новый мир» в глазах таких комментаторов сделался таким же жупелом, как Егор Гайдар, и на редакцию хотят повесить ответственность за все плохое, что в наше отечестве произошло.Это, скорее всего, не так. Злобно-насмешливый тон объясняется тем, что НМ и вся околоновомирная среда для этих людей – социально чуждые. И реагируют они примерно так же, как молодые гопники, увидев, как пожилой статусный интеллигент, выходя из автобуса, шлепается в лужу, – гогочут. Этот гопнический гогот вообще давно уже сделался фирменным знаком Рунета.Кстати, о «ВОпросах истории», которые сидят в том же здании, никто и не вспоминает. Наверно, мало кто вобще слышал, что такой журнал существует.Подробности:
OPENSPACE.RU

Помещение, в котором располагается редакция журнала «Новый мир», выставлено на торги. Об этом сообщил OPENSPACE.RU главный редактор «Нового мира» Андрей Василевский.

Дальше ›

Мерзейшая история

Убил сегодня некоторое время (и деньги, деньги тоже – в глуши своей мне приходится платить за траффик) на скандал вокруг книжки Вдовина – Барсенкова. Я даже скачал два ее издание (одно – с участием Милова).История, понятно, мерзейшая, причем, как ни странно, авторы тут выглядят приличнее других: они просто изложили факты сообразно собственным взглядам. Это, по крайней мере, честно. Все остальное вызывает вопросы. Ох, много, много буков…